{module K2 Related Content|none}
{module baner-item|none}

ВЛАСТЬ
{module Власть К2|none}
ФОРУМ
{module ФОРУМ|none}

«Кингкоул»: кому нужен затянувшийся бунт в донском «угольном королевстве»?

Понедельник, 19 Июнь 2017 15:35 Автор:  Роман Крат Раздел: АКТУАЛЬНО

В Ростовской области сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, при поддержке областных властей Региональная корпорация развития завершает выплату шахтерам обанкротившейся угольной компании «Кингкоул» многомиллионных долгов по зарплате. С другой, протестующие продолжают обвинять власти в игнорировании ее требований и невыполнении взятых на себя обязательств.

 

Действительно, выглядит странно. Весь последний месяц о выплатах горнякам  сообщается чуть ли не ежедневно. И с тем же постоянством в городе Гуково у штаб-квартиры «Кингкоул» проходят пикеты из нескольких десятков человек, на которых собравшиеся грозят властям новыми  протестными акциями. Это при том, что при здравом размышлении  власти в бедах шахтеров не виноваты. И платить по долгам обманувшей своих работников угольной компании не обязаны. Хотя и платят...

 

СПРАВКА. ООО «Кингкоул» было образовано в декабре 2007 года. На момент образования 90% бизнеса принадлежало «Кингкоул груп лимитед», 10% контролировал глава компании Владимир Пожидаев.

 

В Ростовскую область «Кингкоул» пришел в конце 2012 года, купив у «Русского угля» (бывшим гендиректором которого был, кстати,  все тот же Пожидаев) 100% акций ОАО «Угольная компания «Алмазная», ОАО «Замчаловский антрацит», ЗАО «Ростовгормаш», ЗАО «Гуковпогрузтранс» и ЗАО «ГуковТелеком».

 

В 2014 году компания, по ее заявлению, намеревалась добыть порядка 4 млн тонн угля, а в течение последующих трех лет, завершив реконструкцию приобретенного имущества, нарастить объемы на 30–40%. Таким образом, к 2017 году «Кингкоул» планировал добывать до 50% угля на юге России.

 

Однако не срослось. Вместо этого астрономических сумм  достигли долги компании перед кредиторами.

 

Согласно материалам прокуратуры, возбудившей в отношении Владимира Пожидаева уголовное дело, применяемая им схема расчетов с контрагентами привела к тому, что за 2013-2015 годы в структурах «Кингкоул» образовалась дебиторская и кредиторская задолженность по отношению друг к другу и к своему головному предприятию в общей сумме более 1 млрд рублей.

 

Кроме того, схема расчетов головной компании третьим лицам привела к долгам по выплатам заработной платы работникам.

 

К 2016 году общая сумма долга по зарплате достигла огромных размеров -  более 340 млн рублей. Причем отдавать долги работникам, месяцами не получавшим заработанное, было нечем: компания была объявлена банкротом, попала под внешнее управление, и ее имущество выставили на торги. А сам Владимир Пожидаев в марте 2017 года был приговорен к 5 годам колонии общего режима. Как раз — за  невыплату заработной платы свыше двух месяцев и использование полномочий с целью нанесения вреда другим лицам.

 

Вот так завершилась плачевная история «Королевского угля» (king coal в переводе с англ. – «король-уголь») в Ростовской области и ее незадачливого руководителя.

 

К слову сказать, то, что с бизнесом Владимира Пожидаева не все ладно, работники его компании могли почувствовать уже давно. Уж очень усердствовал гендиректор в пиаре и показухе. Чего стоил один только одиозный показ «шахтерской моды», когда моделей одели в каски и в таком виде отправили на подиум. Или вспомнить покупку «угольного мерседеса» - дорогостоящего проходческого комбайна иностранного производства, который прошел всего 26 метров забоя, после чего позорно сломался и был поднят на поверхность.

 

Однако горняки простодушно закрывали глаза на разные несуразности, предпочитая верить громким заверениям своего руководителя о  непременном успехе. И прозрели шахтеры только тогда, когда им прекратили платить зарплату.

 

Надо отдать должное лидерам обманутых шахтеров. Они достаточно быстро поняли, что добиться чего-либо от владельцев компании-банкрота  им, скорее всего, не удастся. Да и на что можно было надеяться, когда даже уволиться с терпящего крах предприятия стало проблемой. В «Кингкоуле» дошло до того, что разбежался отдел кадров - некому было подписывать заявления на увольнение и ставить печать в трудовую книжку.

 

В такой ситуации, вспомнив опыт 90-х годов, шахтерские лидеры решили заставить расплатиться по долгам бизнеса местные власти. Мол, кто, как не они, якобы обязаны были вовремя пресечь деятельность обманщиков-предпринимателей. А если не уследили за ними —  пусть платят.

 

Исходя из такой неправовой, но охотно поддержанной массами логики, и начала действовать созданная в Гуково инициативная группа. В итоге весь прошлый год шахтерский регион сотрясали акции протеста — от митингов и пикетов до голодовки и так и не состоявшегося марша горняков «на Москву».

 

Власти Ростовской области оказались в сложном положении. Не отреагировать на требования более чем 2000 человек, оказавшихся без средств к существованию, они не могли. Но откуда взять средства? Провести по бюджету погашение долгов коммерческого предприятия, не  имеющего к региональному правительству никакого отношения, было бы просто вопиющим нарушением закона. То же самое — выделить из Резервного фонда, который подобных трат не предусматривает.

 

И все-таки решение было найдено. По ходатайству губернатора Василия Голубева выплату долгов по шахтерским заплатам стала осуществлять учрежденная Ростовской областью Региональная корпорация развития. Для этого Корпорация выкупила права требования к обанкротившемуся «Кингкоулу», прекрасно понимая, что компенсировать свои затраты, если и удастся, то очень нескоро.

 

Однако, как бы то ни было, уже 25 августа 2016 года ОАО «РКР» перечислило деньги первым 220 горнякам. И тогда же еще 1970 работников «Кингкоул»  передали для выплат свои реквизиты. С этого времени процесс погашения долгов перед шахтерами идет по нарастающей. По состоянию на 15 июня шахтерам «Кингкоула» выплачено почти 276 млн рублей документально подтвержденной задолженности по заработной плате. Правительством области была разработана «Дорожная карта» погашения задолженности по зарплате шахтерам.

 

«В «Дорожной карте» пошагово расписана  стратегия работы по всем направлениям для скорейшего и максимально безболезненного исправления ситуации», - поясняет исполняющий обязанности генерального директора Региональной корпорации развития Александр Жуков. - «В соответствии с документом погашение задолженности планируется осуществить до 1 июля 2017 года».

Согласно «Дорожной карте», долги по зарплате зафиксированы до момента начала процедуры банкротства. Однако вполне вероятно, что задолженность может остаться и после всех проведенных выплат. Поэтому дальнейшая работа в этом направлении с шахтерами «Кингкоула» после 1 июля будет вестись в индивидуальном режиме.

 

Интересно, что сумма долгов, зафиксированная в «Карте», даже несколько выше той, которая была озвучена ранее. На встрече губернатора Василия Голубева с шахтерами глава региона объяснил это тем, что деньги заложили с запасом, чтобы подстраховаться на случай появления неучтенных трат. А они, естественно, появились. К примеру, было принято решение включить в число получателей долгов по зарплатам работников сервисных структур «Кингкоула».

 

С сервисными компаниями сегодня – самая сложная обстановка. Имущества нет, как и многих подтверждающих документов, значит, конкурсное производство по законодательству вестись не может. То есть шансов получить деньги у бывших работников таких предприятий просто нет. Единственный путь хоть как-то компенсировать людям потери – это оказать материальную помощь. Губернатор Василий Голубев пошел на этот шаг: свыше 430 работников сервисных предприятий получили материальную помощь на сумму почти 10 млн рублей.

 

В редакцию попал интересный депутатский запрос одного из идейных вдохновителей инициативной группы по организации пикетов, голодовок и тому подобных протестных акций – депутата Государственной Думы от КПРФ Валерия Рашкина. Интересная позиция у депутата. Он обращается к губернатору Ростовской области с требованиями погасить все, что только можно и нельзя. И совсем забывает о российском законодательстве, которое принимает как раз Госдума, губернаторы же не имеют никакого отношения к частным предприятиям, и у глав регионов нет никаких мер воздействия на нерадивых руководителей и собственников коммерческих компаний.

 

Логично задать вопрос Валерию Рашкину: а что лично он сделал для оказания помощи шахтерам, какие внес изменения в федеральное законодательство, чтобы законы помогали людям? Ответ – никаких. Это очень смахивает на дешевый пиар на чужом горе, учитывая, что к Ростовской области никакого отношения он не имеет. Что, похоже, поняли уже и однопартийцы депутата: на недавнем пленуме ЦК КПРФ Рашкин не был переизбран и не попал в число заместителей руководителя партии Геннадия Зюганова. На некоторое время опальный депутат пропал из виду, но теперь снова, видимо, начал пытаться выбраться из политического забвения.

 

Кроме денег, по инициативе донского минпромэнерго угольные компании региона безвозмездно выдали социально незащищенным работникам и пенсионерам предприятий «Кингкоула» 810 тонн угля, в том числе 610 тонн - на отопительный сезон 2016-2017 года. Распределение угля производилось инициативной группой по спискам, согласованным общим собранием шахтеров «Кингкоула». Также работникам прогоревшей компании и членам их семей была оказана по их личным обращениям персональная адресная помощь.

 

Однако кому-то всего этого кажется мало. И на фоне всеобщего умиротворения (а чего шуметь, если платят?), по-прежнему раздаются голоса недовольных, продолжающих регулярно ходить на пикеты, чтобы поругать власти.

 

Раздатчик ООО «Замчаловский антрацит» Николай  Надкерничный называет этих немногочисленных пикетчиков «марионеточными». По его мнению, с началом выплат шахтерам долгов по зарплате они утратили свое влияние. Но вкус к «политике» остался. Вот и ходят по привычке на сходки, чтобы пошуметь по любому поводу, порой — далекому от местных реалий.

 

За «изменнические» рассуждения Николай Васильевич был исключен из состава инициативной группы, в которой он состоял с самого первого дня событий. А поводом для изгнания послужил его совет ныне уже бывшим единомышленникам отказаться от общения с журналисткой «Уолл-стрит джорнэл» Эми Феррис-Ротман, которую пригласил на пикет лидер инициативной группы Валерий Дьяконов.

 

«Я сказал им, что мы вне политики, поэтому не надо давать никаких интервью, - вспоминает Николай Надкерничный. - И потом, когда  почитал, что написала журналистка, понял, что был прав».

 

По словам шахтера, статья иностранной корреспондентки была написана в  виде поучения, что надо делать шахтерам, чтобы активно противостоять законным властям России. До конкретных людей с их проблемами авторше дела особого не было. «Лучше бы она призвала своих читателей скинуться по доллару на наши нужды», - шутит Николай Васильевич.

 

Любопытно, что инициативу секретаря зверевского отделения КПРФ Валерия Дьяконова по приглашению в Гуково представительницы зарубежного СМИ не одобряет и лидер донских коммунистов, депутат Госдумы РФ Николай Коломейцев. «У Дьяконова есть такая привычка обострять, и быть все время на виду», - поясняет Николай Коломейцев.

 

Что до ситуации вокруг «Кингкоула», то, по словам лидера областного КПРФ, с началом выплат шахтерам «там уже никто не нужен».

 

Под «кем-то», вероятно, следует понимать соратников Валерия Дьяконова, которые ненужными себя отнюдь не считают. Несмотря на раскол в своих рядах (из инициативной группы вышло 6 из 8 членов ее первоначального состава) и утрату авторитета, они продолжают протестовать. И не беда, что за личными амбициями уже давно потерялся повод для общественной активности. Деньги-то шахтерам платят. В том числе — самим пикетчикам.

 

Ранее, напомним, члены инициативной группы заявляли о том, что шахтерам вместо выплат приходят, по их собственному утверждению, «копейки». Так ли это на самом деле? Этот вопрос мы адресовали исполняющему обязанности генерального директора Региональной корпорации развития Александру Жукову. Он подтвердил имеющуюся в редакции информацию о перечислении бывшим работникам «Кингкоула» сумм в размере от нескольких десятков до сотен тысяч рублей. В частности, одной из несгибаемых участниц инициативной группы – главному маркшейдеру ООО «Замчаловский антрацит» Татьяне Авачевой – выплачено уже более 380 тысяч рублей в счет погашения зарплаты, ее соратникам Николаю Маслику и Галине Кореневой – порядка 220 тысяч рублей и 100 тысяч рублей соответственно. Максимальная выплата одному из пикетчиков превысила 640 тысяч рублей. Большинству шахтеров долги по зарплате полностью погашены.

 

Довольно странная ситуация сложилась и с частью имущества одной из компаний, отданного на хранение бывшим работникам «Кингкоула» (в числе которых есть и активисты протестного движения). В настоящее время полицией Красносулинского района Ростовской области собраны материалы по фактам незаконного завладения имуществом, принадлежащим компании «Кингкоул». Проверка проводится в отношении ряда бывших работников компании.

 

Что любопытно, продолжая находиться в «бедственном положении», пикетчики не особо стремятся его улучшить. Активисты протестного движения устроиться на работу не спешат, хотя им предлагали самые разные вакансии, в том числе по специальности и с нормальной для города Гуково зарплатой. Те же, кому некогда протестовать и нужно зарабатывать, уже давно трудоустроились и работают на других предприятиях.

 

Председатель Федерации профсоюзов Ростовской области Александр Лозыченко ничего парадоксального в такой ситуации не находит, считая ее особенностью менталитета.

 

«Кто платит, того и погоняют», - сообщает глава профсоюзов, переиначивая известное выражение. - «Так это получается по логике тех людей, которые сейчас там, в Гуково, «кукловодят». Другого слова я назвать не могу». 

 

Заметим, что в то время, когда требования шахтеров были обоснованными, а проблемы с выплатой долгов по зарплате никак не решались, Лозыченко был на стороне лидеров горняков. Но сейчас ситуация изменилась к лучшему. И не только с точки зрения торжества социальной справедливости, но и того, каким образом это самое торжество было обеспечено.

 

«Успешная схема выплат шахтерам — заслуга губернатора и прецедент в российской истории, - считает Лозыченко. - Вероятно, потребовалась немалая политическая воля, чтобы Региональная корпорация развития  приняла на себя затраты, компенсировать которые за счет реализации имущества обанкротившегося предприятия, в том числе — залогового, она сможет нескоро».

 

Как следует понимать, в данном случае социальные соображения пересилили конкретно-экономические. И власти пошли на все, чтобы сохранить в Ростовской области привычные ее жителям стабильность и спокойствие.

 

Жаль, что не все это понимают. И не всем удается вовремя остановиться, чересчур увлекшись завораживающим притяжением «уличной демократии». 

Просмотров 30  

Комментировать