В прокуратуру Октябрьского района г. Тамбова поступило заявление тамбовчанки, которая пожаловалась, что ее несовершеннолетнюю дочь оскорбила учительница.
Проведенной проверкой установлено, что в один из январских дней текущего учитель, войдя в класс, в котором обучается девочка, и почувствовал от нее резкий запах духов, в присутствии учеников обозвала школьницу оскорбительным словом.
- Данное словесное высказывание в адрес несовершеннолетней является неприличной языковой формой, унижающей ее честь и достоинство, - прокомментировали в прокуратуре Тамбовской области. - В этой связи прокуратура возбудила в отношении учителя производство по делу об административном правонарушении по ч.1 ст.5.61 КоАП РФ (оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме). По результатам рассмотрения дела мировой судья привлек ее к административной ответственности в виде штрафа в размере 1500 рублей.

Раздел: НУ И НУ!

35-летняя сутенерша заманила через соцсети и продала в столицу 15-летнюю Олесю. При этом у самой женщины есть 14-летняя дочь.

От автора: эта история всполошила небольшой Мичуринск: 15-летняя Олеся Шестакова исчезла прямо из школы и попала в секс-рабство. Родители подростков были вне себя от тревоги: мыслимое ли дело, что детишки, активно вывешивающие в соцсетях свои фотографии, отмечая «лайками» статусы друзей, могли в любую минуту превратиться в рабов секс-индустрии?
В мичуринскую полицию 12 ноября 2013 года с заявлением об исчезновении пятнадцатилетней дочери пришла молодая женщина. Утирая слезы дрожащими руками, она рассказала следователям, что ее девочка пропала два дня назад: «Искали ее, искали, а ее нигде нет! На телефон она не отвечает! Подруги тоже ничего не знают!» Расстроенная мать пояснила, что 9 ноября Олеся ушла в школу и больше домой не вернулась. По ее словам, примерным поведением дочь не отличалась, могла после школы допоздна гулять на улице или вовсе остаться ночевать у подружек, - но она хотя бы знала, что та жива.
- Конечно, мать во всем винила себя. Она рассказала, что второй раз вышла замуж, а два года назад в их семье родился ребенок, и все силы ее и мужа были направлены на малыша, - рассказал зам. руководителя СО по г. Мичуринск СУ СКР по Тамбовской области Антон Овсянников. - Женщина была уверена, что дочь сбежала из дома.
Мать пропавшей девушки говорила, что дочь выросла не по годам шустрой, за ней глаз да глаз был нужен. Когда она пыталась поговорить с ней по душам и убедить, что переживает за нее, та лишь кивала головой и вновь все делала по-своему. Первым делом следователи начали опрашивать всех друзей и одноклассников Олеси. Однако ребята упорно твердили, что знать ничего не знают. Да, приходила в школу. Да, могла прогулять уроки. Но никаких зацепок не было. Правда, потом кто-то из них вскользь проговорился, что, возможно, Олеся планировала побег.
- Я видела, как один мужчина принес в класс ее школьную сумку, - вспомнила 16-летняя подружка Олеси. - А до этого он звонил ей по телефону, но у нее закончились деньги, и она перезванивала с моего.
Подруга восьмиклассницы оказалась бдительной и предусмотрительно переписала себе номер неизвестного мужчины. Сыщики выяснили, на кого был зарегистрирован телефон. Мужчину быстро нашли, и школьница его опознала. Как выяснилось, с Олесей молодой человек познакомился на сайте знакомств. Днем школьница сама позвонила ему, и они договорились встретиться. В это время парень отдыхал в кафе с друзьями. Он назвал домашний адрес, куда Олеся вскоре приехала. Пока школьница находилась в гостях у нового знакомого, она постоянно созванивалась с какой-то женщиной, которую называла по имени Лида. Они договаривались о встрече.
- Из телефонного разговора парень понял, что школьница хочет куда-то уехать. Она расспрашивала у женщины, что брать с собой и какие будут условия проживания, - говорит Антон Овсянников. - После полуночи к его дому подъехала машина. За рулем находилась женщина, которую она называла Лидой.
По словам парня, он вышел проводить девушку. Она спокойно попрощалась с ним, села в легковушку и уехала. А ее вещи остались у него. Проснувшись утром и увидев ее рюкзак, молодой человек от греха подальше решил отнести его в школу. Он практически ничего не знал об Олесе, а когда понял, что она еще и несовершеннолетняя, то вовсе испугался.
- Парень назвал марку и цвет машины, а также имя женщины, с которой девушка разговаривала по телефону, - говорит Антон Овсянников. – Таким образом мы вышли на ее след.
Остальное оказалось делом техники. Женщину по имени Лида вычислили и пригласили в полицию. Ничего не подозревающая дама приехала в отдел. Там ее ждала обстоятельная беседа со следователями. Лида сначала отнекивалась, но потом все же призналась: мол, да, промышляет тем, что поставляет девочек в столицу. Причем у нее самой 14-летняя дочь. На вопрос следователей, как же она решилась пристраивать в притон ровесницу своей дочери пристраивать в притон, ответила просто: «Жить-то на что-то надо...». Раскрыла Лида и цепочку своей вербовки. С Олесей женщина познакомилась в соцсети и, посмотрев ее фото и записи, решила, что это ее клиент. 15-летняя девчушка, не чувствуя подвоха, рассказала все: живет с матерью и отчимом, влиятельных родственников нет, в семье недавно родился брат, денег не хватает, а хочется красивых вещей. На вопрос, хочешь ли ты хорошо зарабатывать и быть независимой, Олеся тут же ответила: да. Тогда они стали обговаривать остальные моменты. Школьница оказалась не против заработать «легких денег». По поводу того, что ее будут искать и переживать, она не задумывалась. Главное - поскорее уехать и начать зарабатывать, чтобы покупать себе красивые вещи и жить на широкую ногу. После того, как стороны договорились о побеге, Лидия подъехала за Олесей по названному адресу. После чего они поехали на трассу, где их уже ждала другая машина, приехавшая за девочкой из Москвы. Таким образом сутенерша переправила мичуринскую девочку в столицу, где ее встретила другая «мамка», которая, по словам задержанной, и занималась организацией борделя в Москве. Московская сутенерша оказалась уроженкой Ростовской области. Этой «бизнес-леди», к слову, было всего 18 лет. В поисках красивой жизни она так же приехала в столицу. Быстро сориентировалась на месте, нашла себе «нужных» знакомых и вскоре уже стала «начальницей».
- Нам пришлось немного схитрить, чтобы заманить ее в Мичуринск, - говорят следователи. - Наша задержанная позвонила в Москву и попросила свою «коллегу» приехать сюда - мол, дело безотлагательное: есть одна симпатичная девчонка, но в столицу ехать отказывается, надо ее уговорить. Хитрость удалась, и 18-летняя сутенерша приехала в Мичуринск, где мы ее и задержали.
Выяснилось и местонахождение Олеси. Школьница была переправлена в город Королев Московской области. Молодая «мамка» назвала адрес, и ее быстро удалось разыскать. 15 ноября Олесю привезли в Мичуринск и вернули родителям. Однако, поговорив со специалистами и самой девочкой, было решено направить ее в спецучреждение для трудных подростков «Семейный родник», где с ней стали работать опытные психологи. Олеся не отрицала, что проституцией решила заниматься добровольно. Что касается обеих «мамок», следствие установило, что заняться прибыльным бизнесом женщины начали летом. Столичная гостья сама вышла на контакт с жительницей Мичуринска и предложила работу. За каждую девочку давала по 15 тысяч рублей. Путан искали по соцсетям, предлагая «большие деньги, квартиру в центре столицы и состоятельных клиентов». Договаривались с ними, обещая красивую сказку, после чего переправляли их в столицу. Однако не все истории заканчивались так благополучно. Многие девочки сбегали из притона, и дальше их следы терялись на просторах России. Сколько их прошло через руки Лидии — так и осталось невыясненным. Зато, как стало известно позже, у Олеси все сложилось хорошо. В «Семейном роднике» она на удивление прижилась. Воспитатели были поражены ее успехами. Девочка погрузилась в учебу и стала одной из лучших учениц этой школы. Сбегать она больше не пыталась и вроде остепенилась. После школы поступила учиться дальше. О той истории она старается не вспоминать.
Мичуринский суд города Тамбова 15 апреля 2014 года вынес приговор 35-летней Лидии Смирновой.
- Суд признал женщину виновной в преступлении по ч. 3 ст. 240 УК РФ «Вовлечение в занятие проституцией, совершенные в отношении несовершеннолетней»,- прокомментировала старший помощник прокурора Тамбовской области Надежда Истомина.- И назначил ей наказание в виде двух лет шести месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в два года.

(Имена и фамилии участников событий изменены — Прим. ред.)

Через семь лет после смерти Олега безутешная мать поняла, что он должен покоиться на другом кладбище, и похоронила его второй раз. О том, почему она приняла решение перезахоронить сына и что произошло с ней потом, женщина поделилась с нашими читателями.

От автора: этот рассказ 70-летней Валентины Савельевой, в гостях у которой я побывала 15 мая, потряс меня до глубины души. Бредом человека, впавшего в отчаяние от смерти единственного сына, и воспаленным воображением это не назовешь. Женщина говорит: «Иная  жизнь существует – это для меня теперь факт, как и то, что не могут заблуждаться все те люди, кто свидетельствовал о встречах с потусторонним миром».

Тот жаркий августовский день и тот телефонный звонок, который пронзил тишину сонной квартиры, Валентина помнит до сих пор. Громкая трель раздалась вечером 26 августа 1993 года. Подняв трубку, женщина услышала дрожащий голос друга ее сына, у которого тот гостил со своей женой: «Теть Валь, Олег умер!» Поначалу она не сразу поняла, о ком это речь, а потом, набрав в легкие побольше воздуха, переспросила: «Олег умер?». «Да, прямо у нас дома». На заднем фоне в трубке раздавался плач жены Олега Иры.
- В тот момент у меня отключился страх, я просто села на диван и приняла это как должное. Даже слез не было, какое-то оцепенение, - рассказывает мне героиня этой истории. - Я даже не понимала, что его больше нет, это просто не укладывалось в моем сознании. Это было вне моего понимания.
Внезапная остановка сердца - так потом скажут врачи. А в тот момент в воспаленном мозгу женщины, как молния, пролетел сон, увиденный несколько месяцев назад. Только сейчас она поняла, кто же был главным героем того сновидения и что тогда хотела ей сказать умершая мать.
- Я вижу комнату и стол. Под иконами во всем черном сидят моя мать и жена брата. На столе стоит рис, а у окна, оперевшись локтями на стол, сидит молодой человек. У меня мелькает мысль – это Олег. Его поза говорит о том, что что-то случилось нехорошее, - утирая слезы, вспоминает Валентина. - Мама протягивает мне стопку и так смотрит на меня, как будто хочет что-то сказать. Я плачу и, в ужасе падая на колени, прошу: «Мама, скажи, ну скажи, что будет, что?»
Только тут я поняла, кто был тот человек за столом, - хотя все время, как могла, гнала от себя эту мысль.
Потом начались какие-то звонки, организация похорон, родственники и знакомые что-то спрашивали, но несчастная мать никак не могла понять, что больше нет ее красавца сына. Ведь только утром она обнимала его и сноху, провожая в гости к их другу.

26-летний Олег был для Валентины смыслом ее жизни. Талантливый мальчик на отлично окончил школу с немецким уклоном, потом филологический институт, где самый старейший профессор всегда хвалил его и говорил, что растет его замена, сам выучил английский.
- Он ведь и в армию попал в ГДР переводчиком. Языки схватывал на лету. Я летала туда к нему. Он так чисто говорил по-немецки, что даже немцы не отличали его от своих, - вспоминает Валентина. - У меня всегда с ним была какая-то духовная связь, я очень тонко чувствовала его, каждый его шаг. Нет, у нас был в семье папа и муж. Но почему-то так сложилось, что большую часть времени именно я проводила с сыном.
Хоронить Олега Валентина решила на загородном кладбище, так как ездить туда ей было удобнее всего. Каждое воскресенье в любую погоду женщина садилась в маршрутку и ехала на могилу. Но после первых же посещений она почувствовала неладное. Каждый раз, приходя на кладбище, она обязательно получала травму.
- Только войду в ворота — и сразу падаю и расшибаюсь: то локти разобью, то ногу подверну и потом лечусь долго, то еще какая-нибудь напасть случится, - рассказывает Валентина. - Поневоле стали закрадываться мысли: что-то не так, что-то не то!
Все встало на свои места после смерти ее подруги, которую похоронили на городском Воздвиженском кладбище, спустя семь лет после Олега.
- Я, когда туда пришла и огляделась, поняла: «Вот оно, мой сын должен лежать здесь, это его место. Здесь похоронены его родственники». С этой мыслью я пришла домой и впервые за эти семь лет спокойно уснула, - говорит Валентина. - Первое время после похорон я вообще спать не могла, меня спасала только дача и земля. Я приезжала туда и копала, сажала, полола - а потом просто падала от усталости. Лишь бы не сидеть и думать. Ира, сноха моя, меня поддерживала, хотя я понимала, как девочке тяжело, и старалась тоже ее успокоить, а она - меня. Так и выживали.
Через мучения и преграды, отговоры и осуждения друзей и родственников Валентина принялась собирать бумаги на эксгумацию. Ее муж и отец Олега умер пять лет спустя после смерти сына. Поэтому все заботы и переживания женщина переносила одна. Она вспоминает, как ходила и выбирала потом место на новом кладбище, как вместе со смотрителем после долгих поисков наткнулась на пустое место возле аллеи, которое хорошо видно, когда на нее заходишь, и где солнечные лучи падают на землю сквозь ивы.
- Перезахоронение тоже далось мне тяжело: я как будто заново переживала похороны. Сына все эти годы, все эти семь лет, во сне я видела постоянно, почти каждый день, и всегда просыпалась в слезах. Но в тот августовский день 2000 года я наконец поняла: я его похоронила! И все встало на свои места, - вытирая слезы, вспоминает она. - А для себя решила, что надо поменять квартиру. Эта слишком далеко от нового кладбища, а я уже немолода, ходить потом будет еще тяжелее, да и воспоминания мучают. В общем, решила ее продать и купить другую.
Новое жилье Валентина купила недалеко от церкви и кладбища - пешком можно дойти. После оформления всех бумаг и переезда она пришла на могилу к сыну.
- Я села на скамейку и стала ему рассказывать: «Я переехала на другую квартиру. Дорогой сыночек, я теперь живу по новому адресу», назвала его, побыла еще немного, поговорила, а потом попрощалась и ушла — благо, теперь новая квартира была почти рядом с кладбищем, - рассказывает Валентина. - Вечером я помолилась, как обычно, о нем и долго лежала, никак не могла уснуть. Потом все же задремала.
Тревожный сон женщины разбудил громкий звонок в дверь квартиры. Встав с постели и накинув халат, она, не спрашивая, кто там, машинально ее открыла. То, что увидела несчастная мать, заставило ее замереть на пороге.
- В потоке яркого, какого-то неземного света, который падал как бы одним мощным лучом, как от огромного прожектора, стоял мой сын. Одет он был в дубленку и свою любимую спортивную шапочку. Он смотрел на меня, широко открыв свои большие карие глаза. Просто молча смотрел на меня, всем видом говоря: «Да, я знаю, мама, где ты теперь живешь», - вытирая слезы, рассказывает несчастная мать. - Я крикнула: «Сынок, но ты же умер, я тебя похоронила, посадила цветочки на могилке в твою память. Плачу каждый день, родной ты мой». А сын стоял и грустно смотрел на меня, как бы говоря: «я пришел, чтобы увидеть тебя» Так и не дождавшись от него слова, я протянула к нему руки и потеряла сознание.
Придя в себя, Валентина увидела, что лежит на пороге у распахнутой двери своей квартиры. Все тело ее болело. Кое-как поднявшись с пола и рухнув на кровать, она провалилась в сон.
- С утра я проснулась и отчетливо, как бы физически поняла: мой сын был у меня дома. Как будто он заходил в гости и просто опять ушел. Сил у меня совсем не было, все тело болело, - сквозь слезы вспоминает Валентина. - Эта картина до сих пор отчетливо сохранилась в моей памяти. Как долго я потом ждала его ночью, надеясь, что он еще придет, - но нет. Он, видно, приходил попрощаться со мной, жалея меня, и наконец ушел в назначенное место. И теперь я уверена: человек в какие-то минуты действительно соприкасается с потусторонним миром. И примечательно, что эти встречи не воспринимаются впоследствии как сон, как что-то случайное.
Потихоньку Валентина стала возвращаться к жизни. Она говорит, что уверена: сын видит ее, знает, как она живет, - просто находится где-то далеко, откуда нельзя общаться с нами. Она часто видит его во сне, особенно днем, когда отдыхает. Но по-прежнему просыпается от того, что ее пронзает боль утраты.

Раздел: ЖИЗНЬ